Пост публикуется в рамках сотрудничества Открытой школы с проектом “Молодёжные послы ЦУР России 2018”

Антон Сотнезов, посланник ЦУР 12 «Ответственное потребление и производство»

Мы поговорили с Антоном Сотнезовым, молодёжным посланником Цели устойчивого развития 12 “Ответственное потребление и производство”. Антон обеспечивает ответственное обращение с отходами на Чемпионате Мира по футболу 2018 и убеждён, что через несколько лет сортировка отходов войдёт в бытовую привычку населения России.

 

— Чем ты занимаешься на Чемпионате?

Я в оргкомитете, отвечаю за организацию уборки и обращения с отходами, в том числе за ответственное и эффективное обращение с отходами. Также, мы организуем раздельный сбор.

— Сложно ли продвигать эту идею?

На удивление, всё идет успешно. Мы организуем раздельный сбор не только в публичных местах, но и в служебных, в офисах оргкомитета, в штаб-квартире FIFA. Люди, которые с этим сталкиваются, очень быстро адаптируются. Внедряется двухпоточный раздельный сбор на перерабатываемые и неперерабатываемые отходы, есть доступная инфографика. Буквально через две недели люди спрашивают у нас, куда что-то кинуть, куда сдавать крышки от бутылок. В общем, продвижение идеи идёт отлично. Самая большая сложность – в работе с городами. Потому что когда ты придумываешь, когда ты говоришь, как можно сделать, это воспринимается как излишняя нагрузка. В городах работают довольно инертные сотрудники, я имею в виду, администрации городов, чиновников. Люди, которые привыкли 30 лет делать что-то определённым образом. И когда говоришь, что можно по-другому, экономически более эффективно, иногда ощущается противостояние. Также часто, когда люди видят, что всё работает, они не понимают, почему не делали этого раньше. Ведь их отходы могут не только забирать бесплатно, но и могут им платить за них.

— Как произошло твое знакомство с целями устойчивого развития?

Я заканчивал Институт проблем устойчивого развития РХТУ им. Менделеева. В целом, эта тема всегда отслеживалась мной: инновации, ключевые встречи по теме. Потом в Facebook я увидел пост о том, что набираются молодёжные посланники ЦУР и подумал, почему бы и нет.

— Ты был доволен тем, как проблемы устойчивого развития преподавались в твоём Университете?

У меня был профессорский состав от Бога.  Спасибо большое Н.П. Тарасовой. В 2016-2017 годы она была президентом ИЮПАК (International Union of Pure and Applied Chemistry, IUPAC, Международный союз теоретической и прикладной химии — прим.ред). Это международная организация, которая называет новые элементы и соединения. У нас была довольно старая школа, сейчас, по-моему, многое изменилось. Некоторые ушли в силу возраста. Это было фундаментальное образование обо всём. Самое главное, чему уделялось особое внимание, — это понятие системности, о том, как всё взаимосвязано: демография с экономикой, экологические проблемы, что на что влияет. Какие решения необходимо применять, чтобы в будущем избегать проблем.

— Интересно, что это были довольно взрослые люди.

Да, моему научному руководителю было 84 года. Он одним из первых основал школу промышленной экологии в СССР.

— Мы видим, что тема устойчивого развития существует уже давно. Но далеко не все об этом знают. Как ты думаешь, почему?

Во-первых, хитроумное название «устойчивое развитие». Коллеги, которые первый раз с этим сталкиваются, не понимают, что это, зачем это нужно. Это ведь калька с английского «sustainable development», она не может передать смысл. Во-вторых, недостаток информации.

— Почему ты решил стать посланником именно по ЦУР 12 «Ответственное потребление и производство»?

Это наиболее близкая мне цель по профессиональному опыту. После университета я год занимался химией, потом перешёл в тему обращения с отходами, потому что понял, что это проблема, которая в нашей стране особо остро стоит и будет развиваться. Ещё в университете я пытался наладить раздельный сбор, правда, не совсем успешно. Из всех целей эта для меня самая подходящая. Хотя я прекрасно понимаю, что реализация всех ЦУР необходима. Без образования ничего не возможно, без защиты водных ресурсов, биоразнообразия.

— Мне кажется, что ЦУР 12 одна из самых трудных в реализации в России.

Да, по сути, мы слишком бедные от того, что слишком богатые. Страна обладает колоссальными ресурсами: как водородными, так и биологическими, самые крупные запасы пресной воды, гигантские площади. Но это ничего не ценится. Тенденция совершенно не позитивная, у всего есть границы.

— Как ты относишься к планам по строительству мусоросжигательных заводов?

Понимаю, что я бы тоже вышел, если рядом с моим домом захотели бы строить мусоросжигательный завод. Не потому, что мусоросжигание категорически плохо. Если посмотреть на Японию, Токио, то там несколько мусоросжигательных заводов стоят в городе. А продолжительность жизни населения Японии одна из самых высоких в мире. Я здесь опасаюсь халатности нашей системы контроля и мониторинга, человеческого фактора. Важно реализовывать систему раздельного сбора у источника. Для этого есть большое количество стимулирующих систем, которые уже давно используются в мире, такие как налоговая стоимость тары, многоразовая упаковка, разные социальные программы, налоговые послабления. При этом, сам физический поток, то есть то, что можно переработать, идет в материальную переработку, используется вторично или используется в качестве сырья или компоста. Всё остальное идёт на подготовку к сжиганию: усредняется по составу, по теплотехническим свойствам. Для того, чтобы на выходе можно было так настроить систему очистки, чтобы она работала по максимуму. Чтобы мы понимали, что туда заходит и от чего нам нужно очищать весь поток. Тогда можно поставить автоматическую систему контроля, прогнозировать износ оборудования, сервис. В таком ключе мусоросжигание нормально. Когда оно находится на конце потока.

— Выходит, что ты уже давно занимаешься этой темой. Заметил ли ты в России эволюцию в сознании людей, в том, что они думают о переработке мусора?

Как минимум, эволюция наблюдается в социальных сетях, где тема обсуждается очень часто. Однажды мне на улице дали листовку, которую выпускал Департамент Природопользования. Информация о раздельном сборе, маркировке пластика, какой перерабатывается, какой нет. В спортивной индустрии есть ряд социальных проектов по популяризации раздельного сбора. Эта тема сдвинулась.

— Как тебе кажется, на примерах каких стран нам стоит поучиться?

Финляндия. Схожие климатические условия, 30-40 лет назад у них была похожая ситуация. Последовательно они стали внедрять управление отходами в целом. Введение зелёной сертификации, зелёных тарифов для энергетики, которая включают долю энергии, полученной из отходов или биогаза от компостирования. Также была осуществлена совместная деятельность между бизнесом и муниципальными органами власти для вывода всей коммунальной сферы на самоокупаемость. Везде внедрён раздельный сбор — и в домах, и в коммерческих структурах. Нам показывали ТЭЦ, которые раньше работали на угле, а сейчас работают на топливе из отходов. Всё довольно хорошо работает с экономической точки зрения.

— Ты считаешь, что русский человек тоже может этому научиться?

Да, конечно. Я не вижу абсолютно никаких преград, кроме предубеждений.

— Россия в 2030 году, какая она по-твоему?

Глубоко убеждён, что через 5-8 лет разделять отходы станет для всех абсолютно нормальным. У человека будет выбор бросать всё в одну корзину или разделять отходы дома и на работе. Лет через 20-30 это станет для всех повседневной привычкой. Если мы сейчас сделаем упор на детский сад, на школу, то создадим для этого базу. Получается выигрышная ситуация — ты не только воспитываешь ребёнка, но и через него действуешь на его родителей.

Беседовала Мария Брагина

Интервью с Антоном Сотнезовым, молодёжным посланником Цели устойчивого развития 12 в России