И почему их “неудачные” решения могут быть более рациональными, чем может показаться.

(Перевод статьи Дерека Томпсона в The Atlantic)

В августе 2013 года журнал Science опубликовал историческое исследование, заключающее, что бедность сама по себе влияет на наше принятие решений, касающихся школы, финансов и жизни. Как выяснилось, она вводит нас в состояние психологической нагрузки, схожей с потерей 13 баллов IQ.

Это исследование широко использовалось в качестве контраргумента утверждению, что бедные люди “сами виноваты” в своих бедах, а также как упрёк политическому курсу, который удерживает деньги от самых бедных семей, если они не ведут себя определённым образом. В конце-концов, если бедность ведёт к принятию непродуманных решений, то предоставление денежных средств само по себе должно облегчить психологическую нагрузку, вызванную бедностью.

Иногда в науке не обойтись без хорошего примера, и комментарий, опубликованный бедным человеком на платформе Kinja “Почему я принимаю ужасные решения” является опустошающей иллюстрацией к исследованию журнала Science. Я выделил те мысли, которые поразили меня больше всего, но этот комментарий впечатлил меня в целом.

“Я принимаю много необдуманных финансовых решений. Ни одно из них не имеет большого значения в долгосрочной перспективе. Я никогда не перестану быть бедным, поэтому какое имеет значение, если я позволю себе чуть больше на этой неделе? Это не приведёт к улучшению обстоятельств; то, что не даёт мне выбраться из состояния бедности, это не пять долларов, потраченные в Wendy’s. Теперь я доказал сам себе, что я БЕДНЫЙ и всегда им буду. Мне нет смысла жить унылой жизнью, лишённой маленьких удовольствий, чтобы потом сделать одну большую покупку. У меня никогда не будет дорогих удовольствий, за которые я буду держаться. Существует опредёленная тяга к тому, чтобы получать от жизни всё, пока у тебя есть деньги, потому что неважно, насколько ответственно ты ими распоряжаешься — через три дня ты все равно будешь на мели. Когда у вас никогда не хватает денег, они теряют смысл. Наверное, когда их у тебя много, происходит то же самое.

Бедность мрачна и заставляет мозг перестать мыслить долгосрочными категориями. Поэтому люди заводят по четыре “папика” вместо одного. Ты хватаешься за все связи, которые возможно, чтобы выжить. Вы даже не представляете, насколько сильно стремление почувствовать себя значимым. Это потребность важнее пищи. Вы встречаетесь с людьми, которые дают вам почувствовать себя прекрасными хотя бы на один час, и это всё, что вы получаете. Скорее всего, вам ничего не светит с ними в долгосрочной перспективе, но здесь и сейчас они дают вам почувствовать себя ценными и могущественными. Не важно, что будет через месяц. Что бы ни случилось через месяц, скорее всего, будет таким же незначительным, как и то, что произошло сегодня или на прошлой неделе. Ничто не имеет значения. Мы ничего не планируем в долгосрочной перспективе, потому что иначе просто разобьём себе сердце. Лучше ни на что не надеяться. Просто довольствуйся тем, что у тебя есть.”

Когда неврологи Джозеф Кейбел и Джозеф МакГуайер изучали время, неопределённость и принятие решений, они обнаружили, что такие качества, как терпение и самоконтроль не так просты, как показывали предыдущие исследования. Например, во встречающемся повсюду “Зефирном эксперименте” дети, съевшие сладости быстро, считались нетерпеливыми, а дети, которые подождали, обладали самоконтролем и в целом продолжали вести более продуктивную жизнь. Однако рациональный самоконтроль в реальной жизни не так уж и однозначен, говорит Кейбел. Допустим, вы обладаете достаточным терпением, чтобы ждать поезд в течение часа или худеть на один фунт каждую неделю, занимаясь упражнениями и соблюдая диету. Звучит довольно ответственно. Но, что если поезд придется ждать полтора часа? Если вы лишь безрезультатно изнуряете себя диетами? Может быть стоит сдаться? “В этой ситуации желание сдаться может быть естественным и даже рациональным откликом на временные рамки, которые не были сформированы должным образом с самого начала”, подвела итоги Мария Конникова для “Times”.

Как замечает Эндрю Голис, это может быть глубже, чем мысль о том, что стресс, который человек испытывает от нищеты препятствует нашей способности принимать правильные решения. Неизбежность нищеты настолько сильно сказывается, что человек полностью отказывается от долгосрочного планирования, потому что краткосрочные потребности настолько сильны, а долгосрочные — недостижимы. Поезд не придёт. Что если психология бедности, кажущаяся такой нерациональной тем, кто в ней не находится, на самом деле “наиболее рациональный ответ миру хаоса и непредсказуемости?”, пишет он.

Ничто из этого не является аргументом против более бедных семей, которые пытаются накопить денег или планируют на будущее. Это аргумент для ситуации. Как сказал Эльдар Шафир, автор исследования журнала «Science», Эмили Беджер из The Atlantic Cities: «Все данные показывают, что речь идёт не о бедных людях, а о людях, которые оказались за чертой бедности. Все данные свидетельствуют о том, что дело не в человеке, а в ситуации, в которую он попал».

 

Перевод Натальи Макушкиной

Мозг в режиме бедности: почему бедные люди склонны принимать неудачные решения
Метки: